Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
08:55 

В 6 часов вечера после атомной войны

dolboeb
Издание URA.Ru запустило вчера страшилку про ядерную войну.
Будто бы памятку о последствиях атомного удара разослали членам Мосгордумы.
Ядерный взрыв в Москве
Никаких подтверждений, что разослали, в публикации нет.
Как нет и предположений, кто именно разослал.

Но сама «инструкция» с утверждением, что по Москве ударят в 6 часов вечера, чтобы застать врасплох героических чекистов, гуляет по интернетам больше 10 лет. И это даже не фольклор, а вполне себе авторское произведение.

Автор «Инструкции» — писатель Михаил Иосифович Веллер. Его повесть «Б. Вавилонская», где эта инструкция занимала целую главу, впервые напечатана в 2004 году, и не раз с тех пор переиздавалась. Отрывки из книги публиковались в «Огоньке», «Октябре» и «Новой газете».

Когда в следующий раз коллеги из URA.Ru надумают писать горячие новости по мотивам художественной литературы, рекомендую им напустить службу мониторинга на собрания сочинений Конан-Дойла, Уэллса, Чапека, Уиндэма, Адамса и Рубанова. Там можно почерпнуть довольно много актуальных новостей про конец света.



@темы: страх, литература

16:02 

Осмысление и понимание

dolboeb
«Преступление и наказание» я читал в этой жизни три раза.
Сперва — в совсем каком-то раннем возрасте, когда пихал в себя классику просто всю подряд, особо не разбираясь, и не понимая половины прочитанного.
После — в том школьном году, когда этот роман входил в программу (год был примерно 1981, а мне, соответственно, было лет 15).
Наконец, третий раз — ещё 5 лет спустя, когда сам был ровесником Родиона Романовича Раскольникова, и многие его ницшеанские идеи были мне вроде как по летам (хоть и не зацепляли совершенно).
Иллюстрация с сайта spbhorror.ru
Теперь вот, начал вдруг перечитывать — и о, ёб твою мать, оказалось, что именно в нынешнем-то моём возрасте и можно получать полноценно удовольствие от этой книги, недоданное мне в 1980-х годах. От её композиции, персонажей и их описания, диалогов, от языка и ритма повествования... На каждой странице радостно натыкаюсь на какие-то удивительно точные и безупречно объясняемые вещи, которых мне при прежних прочтениях было даже не оценить. Вот, например, первое описание Петра Петровича Лужина, состоящего на линии жениха:

Действительно, в общем виде Петра Петровича поражало как бы что-то особенное, а именно нечто как бы оправдывавшее название «жениха», так бесцеремонно ему сейчас данное. Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть даже слишком самодовольное, собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха. Все платье его было только что от портного, и все было хорошо, кроме разве того только, что все было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках. Даже прелестная пара сиреневых, настоящих жувеневских, перчаток свидетельствовала то же самое, хотя бы тем одним, что их не надевали, а только носили в руках для параду. В одежде же Петра Петровича преобладали цвета светлые и юношественные. На нем был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые легкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое белье, батистовый самый легкий галстучек с розовыми полосками, и что всего лучше: все это было даже к лицу Петру Петровичу. Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Темные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светло выбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчесанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придает лицу неизбежное сходство с немцем, идущим под венец. Если же и было что-нибудь в этой довольно красивой и солидной физиономии действительно неприятное и отталкивающее, то происходило уж от других причин.

А вот прекрасная беседа двух ремонтных рабочих (трудовых мигрантов, как мы б теперь сказали), клеящих новые обои в квартире старухи-процентщицы, о женщинах и журналах:

– Приходит она, этта, ко мне поутру, – говорил старший младшему, – раным-ранешенько, вся разодетая. «И что ты, говорю, передо мной лимонничаешь, чего ты передо мной, говорю, апельсинничаешь?» – «Я хочу, говорит, Тит Васильевич, отныне, впредь в полной вашей воле состоять». Так вот оно как! А уж как разодета: журнал, просто журнал!
– А что это, дядьшка, журнал? – спросил молодой. Он, очевидно, поучался у «дядьшки».
– А журнал, это есть, братец ты мой, такие картинки, крашеные, и идут они сюда к здешним портным каждую субботу, по почте, из-за границы, с тем то есть, как кому одеваться, как мужскому, равномерно и женскому полу. Рисунок, значит. Мужской пол все больше в бекешах пишется, а уж по женскому отделению такие, брат, суфлеры, что отдай ты мне все, да и мало!
– И чего-чего в ефтом Питере нет! – с увлечением крикнул младший, – окромя отца-матери, все есть!
– Окромя ефтова, братец ты мой, все находится, – наставительно порешил старший
.

Совершенно не удивляюсь, что 29, 36 и 31 год назад мне недоставало и жизненного опыта, и обычного чувства литературного языка, чтобы в полной мере получить от таких пассажей удовольствие. Я тогда не понимал даже, зачем все эти случайные и одноразовые персонажи, которыми в романе населён каждый эпизод, мельтешат перед глазами у читателя, поминутно уводя повествование от основного сюжета... Это теперь только они стали восприниматься как необходимая и бесценная часть повествовательной ткани, без которой этот роман вообще непредставим...

Подозреваю, что для литературы близких к нам эпох (когда писатели приучились жить в среднем дольше 35 лет) это некий универсальный принцип: нужно любую книгу читать в том возрасте, в каком автор её писал.



@темы: возраст, классика, литература

10:39 

М.М. Жванецкий о разрухе в головах

dolboeb

Крик души



Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера…
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы.
Все молча ждут пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим.
Куда? На квартиру.
Зачем? Ну побыстрее приехать. Побыстрее собрать на стол.
Сесть всем вместе….
Но мы и так уже все вместе?!

Мы не можем расслабиться.
Мы не можем поверить в окружающее. Мы должны оттолкнуть такого же и пройти насквозь, полыхая синим огнем мигалки.
Мы все кагэбисты, мы все на задании.
Нас видно.
Нас слышно.
Мы все еще пахнем потом, хотя уже ничего не производим.
Нас легко узнать: мы меняемся от алкоголя в худшую сторону.
Хвастливы, агрессивны и неприлично крикливы.
Наверное, мы не виноваты в этом.
Но кто же?
Ну, скажем, евреи.
Так наши евреи именно так и выглядят…
А английские евреи англичане и есть.
Кажется, что мы под одеждой плохо вымыты, что принимать каждый день душ мы не можем.
Нас раздражает чужая чистота.
Мы можем харкнуть на чистый тротуар.
Почему? Объяснить не можем.
Духовность и любовь к родине сюда не подходят.
И не о подражании, и не об унижении перед ними идет речь… А просто… А просто всюду плавают утки, бегают зайцы, именно зайцы, несъеденные.
Рыбу никто свирепо не вынимает из ее воды.
И везде мало людей.
Странный мир.
Свободно в автобусе.
Свободно в магазине.
Свободно в туалете.
Свободно в спортзале.
Свободно в бассейне.
Свободно в больнице.
Если туда не ворвется наш в нетерпении лечь, в нетерпении встать.
Мы страшно раздражаемся, когда чего-то там нет, как будто на родине мы это все имеем.
Не могу понять, почему мы чего-то хотим от всех, и ничего не хотим от себя?
Мы, конечно, не изменимся, но хотя бы осознаем…
От нас ничего не хотят и живут ненамного богаче.
Это не они хотят жить среди нас.
Это мы хотим жить среди них.
Почему?
Неужели мы чувствуем, что они лучше?
Так я скажу: среди нас есть такие, как в Стокгольме.
Они живут в монастырях. Наши монахи – шведы и есть.
По своей мягкости, тихости и незлобливости.
Вот я, если бы не был евреем и юмористом, жил бы в монастыре.
Это место, где меня все устраивает.
Повесить крест на грудь, как наши поп-звезды, не могу. Ее сразу хочется прижать в углу, узнать национальность и долго выпытывать, как это произошло.
Что ж ты повесила крест и не меняешься?
Оденься хоть приличнее.
«В советское время было веселей», – заявил парнишка в «Старой квартире».
Коммунальная квартира невольно этому способствует.
Как было весело, я хорошо знаю.
Я и был тем юмористом.
Советское время и шведам нравилось.
Сидели мы за забором, веселились на кухне, пели в лесах, читали в метро.
На Солженицыне была обложка «Сеченов».
Конечно, было веселей, дружней, сплоченнее.
А во что мы превратились, мы узнали от других, когда открыли ворота.
Мы же спрашиваем у врача:
– Доктор, как я? Что со мной?
Диагноз ставят со стороны.
Никакой президент нас не изменит.
Он сам из нас.
Он сам неизвестно как прорвался.
У нас путь наверх не может быть честным – категорически.
Почему ты в молодые годы пошел в райком партии или в КГБ?
Ну чем ты объяснишь?
Мы же все отказывались?!
Мы врали, извивались, уползали, прятались в дыры, но не вербовались же ж! Же ж!..
Можно продать свой голос, талант, мастерство.
А если этого нет, вы продаете душу и удивляетесь, почему вас избирают, веря на слово.
Наш диагноз – мы пока нецивилизованны.
У нас очень низкий процент попадания в унитаз, в плевательницу, в урну.
Язык, которым мы говорим, груб.
Мы переводим с мата.
Мы хорошо понимаем и любим силу, от этого покоряемся диктатуре и криминалу. И в тюрьме и в жизни. Вот что мне кажется:

1. Нам надо перестать ненавидеть кого бы то ни было.
2. Перестать раздражаться.
3. Перестать смешить.
4. Перестать бояться.
5. Перестать прислушиваться, а просто слушать.
6. Перестать просить.
7. Перестать унижаться.
8. Улыбаться. Через силу. Фальшиво. Но обязательно улыбаться.

Дальше:
С будущим президентом – контракт!
Он нам обеспечивает безопасность, свободу слова, правосудие, свободу каждому человеку и покой, то есть долговременность правил.
А кормежка, заработок, место жительства, образование, развлечение и работа – наше дело. И все.
Мы больше о нем не думаем.
У нас слишком много дел.





@темы: юмор, литература, жизнь, власть

11:03 

Умученный от жидов

dolboeb
В Москве на 93-м году жизни умер писатель Иван Шевцов, посвятивший всю свою сознательную жизнь, начиная с конца 1940-х, борьбе с безродными космополитами (читай: с евреями и породнёнными с ними лицами) средствами художественной прозы.

Хотя теме жидовского засилья и борьбы с ним Шевцов посвятил не меньше дюжины больших и малых опусов, самым знаменитым произведением классика советской антисемитской литературы так и остался первый его роман под названием «Тля». Он готовился к выпуску массовым тиражом ещё в 1950 году, на пике сталинской кампании против космополитов, но из-за чьих-то происков (то ли жидомасонских, то ли наоборот) вышел в свет лишь в 1963-м, на волне уже хрущёвской борьбы с «абстракционистами». Для того, чтобы приспособить роман, писавшийся в эпоху «Дела врачей», к нуждам текущего момента, автор быстренько сочинил эпилог, отрывок из которого может, мне кажется, дать отличное представление о художественных достоинствах и смысловых глубинах текста. Читаем и наслаждаемся:

Михаил Герасимович смотрел сейчас не на эту картину, а на вторую, ту, которую не допустили на московскую выставку, и, наверно, в сотый раз спрашивал: почему? Как всегда, собранный, рыцарь революции Феликс Дзержинский сидит в полупрофиль напротив Ильича и рассказывает, как готовилось это чудовищное преступление против человечества – выстрел Фанни Каплан, выстрел в самое сердце революции. Он сообщает Ильичу, что по первоначальному плану в него должен был стрелять профессиональный убийца, нанятый уголовник. Но не поднялась рука, отказался. Вторым был белогвардеец. Тоже не смог. У Каплан рука не дрогнула. Это была ядовитая змея, скользкая и зловонная, враг жизни, сеятель смерти.
Камышев смотрит на Ленина, Ленин – на Дзержинского, а может, на самого художника. Взгляд Ильича сосредоточенный, глубокий, пронизывающий толщу грядущих лет. Кажется, Ленин предвидит новые выстрелы – в Кирова, в Тельмана, в Патриса Лумумбу, и пули, отравленные ядом цинизма, лицемерия и ненависти к человеку. И предостерегает: будьте бдительны!

Что это? Как будто звонок в парадном? Или ему показалось? Пусть, там откроют.
И вот они врываются, не входят, а именно врываются в его мастерскую – художники, картины которых тоже не приняли на московскую выставку: Владимир Машков, Петр Еременко, Карен Вартанян и Павел Окунев. Вчетвером. Шумно, гулко, возбужденно и весело. И с ходу, не сказав даже «Здравствуйте», почти хором:
– Победа!…
– Победа, Михаил Герасимович!…
– Полный разгром формалистов и абстракционистов!…
А он поднялся, тоже подожженный, насторожился вопросительно.
– Сейчас в Манеже выставку посетили руководители партии и правительства, – торопливо сообщил Карен.
– Ну и…? – Камышев ждет. А у тех весенние лица и глаза сияют радостью и восторгом.
– Досталось формалистам и абстракционистам… – сказал Машков.
– Но самое интересное, – заговорил весь багровый Еременко – что как-то по-новому, свежо прозвучали там слова Владимира Ильича о том, что искусство принадлежит народу, что оно должно быть понятно широким массам.

Лицо Камышева вдруг стало ясным, даже как будто, морщинки исчезли. Предложил всем сесть и сам осторожно опустился в кресло.
Наперебой ему рассказывали в деталях, что происходило сейчас в Манеже. Он слушал внимательно, широко раскрыв горящие глаза. И вдруг синие губы его дрогнули, глаза стали влажными. Не выдержал. Но это уже были слезы радости.


Вот такой прекрасный был писатель.

Возможно, лучшим текстом про Шевцова является интервью Олега Кашина, взятое в 2007 году для тогдашней инкарнации «Русской жизни». Читателя, знакомого с реалиями советской истории, в этом тексте могут покоробить наивные и нелепые попытки журналиста выдать своего собеседника за диссидента, страдальца и жертву режима, хотя в реальности его номенклатурная судьба профессионального, кадрового антисемита в СССР складывалась, мягко говоря, комфортнее, чем у настоящих писателей. Ни дачами, ни квартирами, ни должностями, ни тиражами, ни инвалютными командировками советская власть покойного не обидела — о чём в материале сказано чёрным по белому. Но эта попытка превратить историю номенклатурного успеха в миф о гонимом мире страннике с русскою душой — издержки авторской интерпретации. Важное достоинство Кашина как журналиста и биографа состоит как раз в том, что он не позволяет себе врать, искажать факты, или тенденциозно подгонять их под собственное видение персонажа. Интервью 2007 года – отличный биографический очерк про человека, знавшего в своей долгой жизни лишь одну, но пламенную страсть.





@темы: некролог, литература, история вопроса, евреи

портрет в интерьере

главная